Қаз   Рус

Когда государство не знает, что делать, оно начинает принимать законы

5750 просмотров
14
Вадим БОРЕЙКО
Четверг, 16 Ноя 2017, 09:00

В цикле интервью «Лица Казнета» Вадим Борейко завершает беседу с известным казахстанским экономистом Рахимом Ошакбаевым

На снимке: Рахим Ошакбаев.

Окончание. См. начало: «Система медстрахования расширяет возможности для коррупции», «Надо удваивать зарплату учителям», «Траты на иностранный консалтинг в Казахстане – огромны, бездумны и неэффективны».

Читайте также
Система медстрахования расширяет возможности для коррупции

Не порочна ли «точка сборки»?

- Рахим, давайте поговорим о процедуре рождения законов. Кто в основном является инициатором принятия того или иного законодательного акта?

- Помимо главы государства, депутаты обеих палат парламента и правительство – обладают правом законодательной инициативы. Но если проводить правовой анализ и статистику, то подавляющая часть этих инициатив исходит от правительства и от госорганов. Депутатские законопроекты обычно неконцептуальные и несистемные. Это также связано с тем, что практически любая экономическая инициатива связана с доходами или расходами бюджета, а для этого нужно положительное заключение правительства.

- Здесь парадокс какой-то. В самом словосочетании «законодательный орган» заключено его предназначение: «орган, дающий законы». А у нас всё поставлено с ног на голову: дает законы исполнительная власть, а законодательная исполняет его решения, то есть голосует за их принятие. Не порочна ли сама «точка сборки»?

- Я с вами соглашусь. У меня тоже возникал когнитивный диссонанс, когда я только начинал свою карьеру. Понимал, что парламент должен быть инициатором законов. Но затем уже, с получением практического опыта, стал мириться с тем, что на самом деле всё определяет правительство, а парламент лишь имеет небольшую, очень узкую возможность что-то внести в те законодательные инициативы, которые идут от правительства. Не сильно меняя сам концепт и саму их суть. И если посмотреть на ситуацию объективным взглядом, то возникает диссонанс.

- Администрация президента или сам глава государства принимают участие в законотворческой работе?

Читайте также
Почему Казахстану нужны либеральные реформы

- Безусловно. Есть такой институт, когда президент, выступая на открытии сессии парламента, может объявить какие-то законопроекты срочными. И они рассматриваются в приоритете перед другими законами. Он также может дать поручение правительству разработать какие-либо законы или инициировать самостоятельно. Вы знаете, что недавние поправки в Конституцию были инициированы самим главой государства.

В ряде случаев президент, согласно нормам Конституции, вправе накладывать вето на весь законопроект или на его отдельные нормы. К примеру, насколько я помню, в свое время (в 2013 году. – Ред.) глава государства воспользовался своим конституционным правом при рассмотрении вопроса об увеличении пенсионного возраста в отношении женщин, наложив запрет на сроки ведения такой нормы.

Администрация президента также влияет на законотворческий процесс. Согласно существующему положению, законопроекты, инициируемые правительством, проходят обязательную процедуру согласования с Администрацией президента РК.

Мнение не имеет юридических последствий

- А представители гражданского общества – НПО, общественные организации, Национальная палата предпринимателей – имеют право законодательной инициативы?

- Они могут лишь публично высказывать свои мнения о необходимости разработки или пересмотра того или иного закона. Но это не имеет никаких юридических последствий, обязывающих правительство и парламент их принимать во внимание. Это их право, но не обязанность.

Хотя надо признать, что «Атамекен», согласно нормам Предпринимательского кодекса и Закона о НПП, подготавливает заключения по тем или иным НПА (нормативно-правовые акты. – Ред.). Представители «Атамекена» и отраслевых ассоциаций активно участвуют в работе рабочих групп парламента. Но их влияние на законотворческий процесс всё же опосредовано.

Читайте также
Рахим Ошакбаев: Надо удваивать зарплату учителям

План по валу

- В принятии законов есть какой-то план?

- Есть ключевой план законопроектных работ. Соответственно, для того чтобы начать процедуру работы над законом или его изменениями, вам необходимо попасть в этот план. Он формируется Минюстом по итогам работы межведомственной комиссии (МВК), в которую входят госорганы, различные общественные объединения, НПП «Атамекен». Ее заседания проходят под председательством министра или вице-министра юстиции, и на них выносятся предложения о необходимости разработки того или иного закона. МВК – очень важный и реально работающий орган.

- Кто, кроме президента, наделен правом лоббировать приоритетность принятия нормативных актов?

- Правительство может внести в Администрацию президента предложение рассмотреть какой-то закон срочно.

- Как дальше идет процедура подготовки законопроекта?

- Вы должны разработать его концепцию, сделать его презентацию перед минимум пятью членами МВК, запротоколировать это всё и внести в канцелярию премьер-министра, в Администрацию президента и парламент. Это входит в план законопроектных работ, который устанавливает жесткие сроки для каждого этапа. Соблюдение сроков очень серьезно контролируется, и для госслужащих считается большим недостатком и даже демаршем, если этот план будет сорван. Дальше есть понятие – орган-разработчик, допустим, Министерство национальной экономики или Министерство по инвестициям и развитию. На основе концепции они разрабатывают законопроект, создают рабочую группу в своем ведомстве, куда приглашают, кого они посчитают релевантным: экспертов, представителей общественных организаций, НПП. Непосредственно над документом работают юристы правового департамента министерства. Затем он отправляется на экспертизу в другие госорганы.

- Во все?!

- Первым делом в Миннацэкономики, Минюст и Минфин, чье положительное заключение обязательно. И в те, с кем они посчитают нужным согласовать. Проект закона также направляется на экспертизу в НПП «Атамекен» и аккредитованные объединения субъектов частного предпринимательства, поскольку при каждом госоргане, центральном и местном, должны работать экспертные советы. После этого даются экспертные заключения. Они не обязательны к учету, но это здоровый инструмент, чтобы внести позитивный аспект в нормотворчество.

Вот такая, в общем-то, процедура разработки законов. И, в частности, для законопроектов, инициированных правительством.

Принятие в работу законопроектов, инициированных депутатами, по процедуре внешне выглядит проще и привлекательнее. Но, по сути, намного сложней. Здесь нужно получить положительное заключение правительства. Согласно законодательству, разработанный депутатом проект закона в обязательном порядке направляется в правительство для получения заключения. Вот тут и зарыт ответ на вопрос, почему так мало «парламентских» законов. Ведь при отрицательном заключении правительства на законопроект депутат не вправе внести его в мажилис. Поэтому и мало у нас депутатских законов. Да и кому их писать – помощникам парламентариев? Ведь у нас даже отсутствует специальный научный институт в сфере законотворчества, который бы обслуживал депутатов.

Читайте также
Психологическая ловушка для бизнесмена

Скорость важнее качества

- Ну вот, все «одобрямсы» по правительственным законопроектам получены. Что дальше?

- Все экспертные заключения вносятся в канцелярию премьер-министра (КПМ). Их смотрят в отделах канцелярии. Затем законопроект вносится на голосование в правительство: представитель органа-разработчика делает доклад, и члены кабмина голосуют.

- В правительстве могут завернуть документ?

- Могут, но, как правило, не бывает такого. Если на заседание выносится какой-то вопрос, обычно он заранее согласован со всеми госорганами, отделами КПМ, и все противоречия устранены.

- Вы сказали о жесткости соблюдения сроков. Правильно ли я понял, что скорость разработки законопроектов и громоздкой процедуры согласования имеет приоритет перед их качеством?

- Для меня было ошеломляющим узнать, что те, кто отвечает за разработку, вплоть до вице-министров, 50-60% времени тратят на то, чтобы звонить своим коллегам из других министерств: слушай, горим, подпиши документ, мои ребята у тебя в приемной ждут.

Когда я только пришел на госслужбу, то с наивностью неофита говорил большому человеку: «Весь процесс законотворчества и регламент правительства кажутся мне неоптимальными. Можно я напишу вам записку, как этот процесс оптимизировать?» Этот человек искренне забалдел: «Не ты первый, не ты последний. Плюнь на всё это дело – бесполезно. Я здесь ничего не могу изменить. А ты кто такой, чтобы пробовать что-то менять?»

Читайте также
Траты на иностранный консалтинг в Казахстане – огромны и малоэффективны

Как сенат освободил налоговиков от ответственности

- После этого законопроект отправляется в парламент.

- В профильном комитете палаты парламента создается рабочая группа, назначается председатель, формируется ее состав, проводятся заседания, депутаты вносят поправки, делают сравнительные таблицы.

И затем проект выносится на первое чтение. На него приглашается глава органа-разработчика, которому депутаты задают вопросы. Потом направляется на дальнейшее обсуждение – второе чтение. Но, как правило, этот процесс более формальный.

После этого – в сенат, где традиционно законопроект презентует вице-министр. И, наконец, в Администрацию президента.

Был случай интересный. Когда мы работали по Налоговому кодексу в Национальной палате предпринимателей, в рамках второго чтения вместе с фракцией партии «Ак жол» внесли важную норму, возлагающую ответственность на налоговиков за неправомерные действия. Но есть такой инструмент, как обязательное согласование с правительством любых законодательных изменений, если они затрагивают бюджет. Традиционно под эту квалификацию подпадает практически всё и блокируется.

Но случилось так, что предложенную нами налоговую норму тяжело было «натянуть» под «интересы бюджета» и ее все-таки внесли в проект Налогового кодекса. Отправили в сенат. И верхняя палата вернула его в мажилис (на моей памяти, в первый раз) – как раз для того, чтобы исключить эту норму.

- Насколько помню, только президент заворачивал законопроекты, да и то считаное число раз. Например, о повышении пенсионного возраста у женщин в 2013 году, о чем мы уже говорили.

- Из-за того, что он вызвал в обществе негативный резонанс.

Читайте также
Поведение казахстанских экономических агентов абсолютно иррационально

Как пробивали лизинг

- Можете припомнить прецедент, когда удалось бы пробить «правильный» нормативный документ, которому уже «выписали стоп»?

- В 2002 году я ушел из «КазАгроФинанса» в Международную финансовую корпорацию Всемирного Банка, где возглавил проект по развитию лизинга в Казахстане. Это важная веха в моей карьере. И мы толкали реформу финансового лизинга. Нужно было переписать закон о финансовом лизинге заново. Потому что наблюдался сильный диспаритет и дисбаланс налогового и гражданского понимания сущности сделки, было много правовых рисков. Лизинг – это область, которая стимулирует инвестиции в основные средства, и мы просили освободить основные средства от НДС и другие налоговые послабления.

Законопроект был подготовлен, направлен в правительство, но наша концепция получила отрицательное заключение трех ключевых госорганов – Минфина, Минэкономики и Нацбанка.

Я как эксперт Всемирного банка работал с депутатами парламента, чтобы защищать интересы отрасли. В частности, с Валентином МАКАЛКИНЫМ, который активно поддерживал нашу реформу. И депутаты не снимали наши поправки со сравнительной таблицы. В итоге противоречие вышло на уровень премьера, которым тогда был Даниал АХМЕТОВ, тот «спустил» проблему вице-премьеру Александру ПАВЛОВУ. Павлов разобрался, принял депутатов и дал поручение вице-министру финансов Бахыту СУЛТАНОВУ и замначальника Налогового комитета Нурии ДЮСЕНОВОЙ найти общий язык с парламентариями.

Помню, как в час ночи мы пришли в кабинет Макалкина после его встречи с Павловым – чтобы написать новую редакцию законопроекта. И, в конце концов, нам удалось принять его в версии, на 95% совпадающей с изначальной. Это была большая победа. После нее рынок лизинга в Казахстане «взорвался»: объем сделок только за 2004 год, в котором приняли новую редакцию закона и поправки в налоговый кодекс, вырос в 3,8 раза!

- Такой случай, видимо, редкость?

- Да, редкость. Здесь нужно напористое лобби, которое решает на самом верху. И, конечно, большую роль сыграл уважаемый депутат Макалкин. Я бы в том созыве отметил трех депутатов, которые, на мой взгляд, были одними из самых активных, компетентных, настойчивых, хватали суть вопроса на лету, и у них хватало зубов и духа, чтобы отстаивать свою позицию перед госорганами. Это Валентин Макалкин, Виктор ЕГОРОВ и Михаил ТРОШИХИН.

Читайте также
Белковый министр или виртуальный голем?

Когда законодательные нормы сочиняет Незнайка

- Когда-то давно, в конце 90-х, бытовал миф, да и сейчас его иногда слышишь: дескать, законы у нас хорошие, вот только исполнение хромает. Готов поспорить. Приведу вам два примера из «родного» мне закона о СМИ. Одна норма – дикая, потому что совершенно оторвана от реальности и невыполнима: редакция обязана заручаться разрешением на распространение изображения людей у их правообладателей. Безо всяких оговорок. Сейчас в нее вносят поправку: не надо спрашивать согласия всех участников митингов, демонстраций и других массовых мероприятий. Тем менее, эта норма просуществовала полтора десятка лет и, пока в нее не внесены изменения, всё еще работает.

Вторая норма вызвана абсолютной некомпетентностью ее сочинителей: печатные СМИ обязаны представлять в уполномоченный орган, кроме бумажного номера издания, еще и так называемый «электронный номер». Что это такое – набор активных ссылок на все единицы виртуального контента или их скриншоты, а также как их «представлять»: по электронной почте, в личку на фейсбуке, по WhatsApp или отправлять в министру флешку – не объяснено. Обе нормы были нереалистичными, а потому «мертвыми», но в любой момент могли воскреснуть, что грозило СМИ штрафами и приостановлением выхода. Это, на мой взгляд, свидетельствует о том, что разработчики законов порой регулируют сферы, о которых ничего не знают.

- Я постоянно сталкиваюсь с подобными примерами. Был закон о частном предпринимательстве 2007 года, а в нем статья, согласно которой Минэкономики должно было создать координационный совет, который бы координировал экспертные советы при местных и центральных органах власти. Это важно, поскольку через советы проходили экспертизы нормативно-правовых актов, на этом этапе возникала неразбериха «кто в лес, кто по дрова», и нужен был единый орган. Я говорил лично председателю комитета, вице-министру, министру: закон прямо, императивно требует создание корсовета, а вы его за пять лет действия закона не создали. Реакция уполномоченного органа-разработчика – ноль.

- Это пример здравой, но неработающей нормы. А вы приведите образец некомпетентного положения.

- Взять, к примеру, ОСМС (обязательная система медицинского страхования. – Ред.). Законом установлен 5-процентный взнос для тех, кто получает доход по договорам оказания услуг (это те, кто работает на второй или даже третьей работе) без каких-либо ограничений по сумме. За них платит взносы основной работодатель, и дополнительно надо платить взносы с дохода от второй работы. А для ИП – взнос платится с двух минимальных заработных плат, то есть с 50 тысяч тенге.

И в этом нет никакой экономической и страховой логики. Это некомпетентная норма, которая характеризует в целом слабую концепцию самой системы.

Читайте также
Рахим Ошакбаев: Что тянет Казахстан вниз в рейтинге конкурентоспособности

Бендукидзе сказал: «Не доверяйте юристам писать законы»

- Давайте коснемся темы объема нормативно-правовых документов. Я недавно посчитал, что в Первой поправке к Конституции США, гарантирующей гуманитарные права, в том числе свободу слова и печати, - в переводе на русский всего 36 слов. В нашем законе о СМИ, даже без двухсот поправок, которые собираются внести, - около 7200. То есть в 200 раз больше. И в этой массе текста собственно свобода слова, само собой, растворилась.

- А вот Налоговый кодекс за два десятилетия – с 1995 по 2016 год – вырос в пять раз: с 53775 слов до 280 тысяч. А в грузинском законе «Об экономической свободе» всего пять статей (!).

- Зачем такая колоссальная законодательная база, которую не вместить в человеческий мозг и в принципе не запомнить даже гениальному юристу или бухгалтеру? Это тоже имитация кипучей деятельности разработчиков?

- Абсолютно! Я в 2012 году спрашивал Каху БЕНДУКИДЗЕ (1956-2014, министр экономики Грузии в 2004-2008 гг. – Ред.): «Как вам удалось написать такие лаконичные законы, которые поймет любой непрофессиональный человек?» Он ответил: «Самое главное – не доверять это юристам. У меня племянник юрист, и я как-то попросил его помочь. Он написал гигантский закон, мы долго спорили, он написал еще больше. И мы решили подключать юристов только на самой финальной стадии».

Читайте также
Внедрение ОСМС в Казахстане: что думают граждане?

Всё объясняется глупостью, страхом, ленью или жадностью

- Меня опять одолели конспирологические мысли. А может, такие громадные законы специально пишутся для того, чтобы в них нельзя было разобраться, но при случае можно прищучить любого, по известному принципу: был бы человек, а статья для него найдется?

- Вы старше и опытнее меня и наверняка лучше понимаете жизнь. Но к моему 41 году я понял, что в 99 процентах случаев всё, что там есть, объясняется человеческой глупостью, страхом, ленью или жадностью. А серьезных доказательств конспирологических теорий, так любимых многими, я не видел ни в стране, ни в мировом масштабе.

Еще один важный момент - наши законы не обладают стабильностью. А это очень не хороший тренд. В развитых в правовом отношении государствах этому аспекту уделяется очень большое внимание. А у нас, к сожалению, каждые пять-шесть лет принимаются новые отраслевые законы либо вносятся бесконечные поправки.

Пример - законодательные акты о недрах. Сейчас в мажилис вот поступил новый кодекс о недрах. На моей памяти это четвертый или пятый подобный законодательный акт с момента приобретения Казахстаном независимости. То есть за неполные 26 лет мы уже принимаем пятый или четвертый закон в этой сфере. В итоге ни общество, ни бизнес отчетливо не представляют, по каким нормам жить. Отсюда и массовая не исполняемость правовых предписаний. Великий мыслитель прошлого Ш. МОНТЕСКЬЕ утверждал: когда государство не знает, что делать, оно начинает принимать законы. Отсюда вывод: обществу и бизнесу нужна стабильность во всём, и в первую очередь - в законах. Параллель - все ведь хотят жить в стабильном обществе, поэтому нам нужны стабильные и четкие правила жизни. То есть законы.

Читайте также
Рахим Ошакбаев: То, из-за чего мы упали, стало тем, благодаря чему мы восстановились

Есть ли в правительстве риск-менеджмент?

- Вы не в курсе, в законотворческой работе существует риск-менеджмент? Просчитывается хотя бы на два хода вперед, чем может обернуться та или иная норма? Чего не сделали, например, с изменением правил регистрации в 2016 году, и это вызвало столпотворение в ЦОНах.

- Министерство экономики гордится, что внедряет АРВ (анализ регуляторного воздействия). А юридическим прогнозированием, к сожалению, у нас никто на профессиональной основе не занимается. Нет даже такого понятия, как социально-правовой эксперимент. У нас сначала принимается законодательная норма, а потом… начинается ее исправление. Вот такая печальная картина вырисовывается.

- Вы на семинаре JTI в сентябре говорили, что АРВ в Казахстане нет.

- По сути – нет. Недавно я выступал в КИМЭП, и там же замначальника департамента МНЭ, молодой человек лет 28, много рассказывал про АРВ. Мне хотелось у него спросить: «А закон об обязательной системе медстрахования проходил АРВ? Можно посмотреть результаты и узнать фамилии тех, кто этот анализ подписывал?» Но я сдержался и не стал остужать искренний энтузиазм молодого госслужащего. Скорее всего, такого заключения нет.

Читайте также
Защита от дурака

Кто предложил «автобусный сбор» в Астане

- Кстати, об авторах. Лазарю КАГАНОВИЧУ приписывают слова о том, что у каждой катастрофы есть имя, отчество и фамилия. Существует ли шанс узнать, как зовут даже не тех, кто непосредственно пишет законы, а идеологов принятия того или иного нормативно-правового акта? Кто эти «подпоручики Киже»? Скажем, на Западе законодательные документы часто бывают «именными» - допустим, поправка ДЖЕКСОНА – ВЭНИКА (по именам американских конгрессменов, предложивших ее), ограничивающая торговлю со странами, препятствующими эмиграции. Она действовала целых 38 лет, с 1974 по 2012 год.

- Тяжело узнать. Мне тоже было интересно: кто, например, придумал в Астане «автобусный сбор» в 3800 тенге с каждой квартиры? И я докопался, кто это и какая их мотивация.

- Можете назвать?

- Фамилии называть не буду. Это достойные люди, но, к сожалению, у них не хватает профессионального и жизненного опыта в той специфичной сфере, в которую они пришли, и это связано с тем, что они – «белые воротнички», рисковики, занимались банковским комплаенсом, то есть кабинетной, аналитической работой. И здесь их поставили на участок, который требует работы с людьми, производственного опыта. А тут тысяча автобусов, четыре тысячи кондукторов, это совершенно другой слой населения, нежели они, который надо контролировать и модерировать, чтобы там не было теневого сектора, коррупции, поборов. И как мне показалось, это для них было настолько ошеломляюще, в диссонанс с их собственным опытом, что они испугались и ничтоже сумняшеся просто предложили: «Пусть проезд будет бесплатным, всех кондукторов уволим, а деньги возьмем с каждой квартиры. Расслабьтесь, это такой наш креатив». Провели презентацию, рассказали про bus/kilometer, про международный опыт, продемонстрировали слайды, руководство вполуха слушало, и эта ересь уже зажила своей жизнью. Хорошо, что аким столицы (Асет ИСЕКЕШЕВ. – Ред.) вовремя их остановил.

Читайте также
Почему Ошакбаев ушел из Министерства по инвестициям и развитию

О здравом смысле и коллективной глупости

- Общий вывод из нашей беседы я вижу таким. Граждане мирным путем вообще никак не могут влиять на процесс законотворчества и решения правительства.

- Они и не должны влиять. Это функция их представителей – депутатов, которые должны компетентно и напористо отстаивать интересы избирателей.

- В нормальной стране они и влияют через своих представителей в законодательном органе. Но наш парламент нерепрезентативен: де-факто депутаты не избираются, а назначаются сверху, пройдя тщательный фейс-контроль на лояльность. Чтобы что-то изменить, людям остается выражать протест, громкий или тихий.

- Я назвал бы это не протестом, а обратной связью.

- И как с ее помощью оппонировать?

- Не обязательно оппонировать. Могу ошибаться, но часто у людей вашего старшего поколения замечаю категоричность: или так – или так. Или ты оппонируешь и выражаешь протест. Или ты соглашатель, конформист, идешь на поводу у власти. Я не до конца понимаю, почему эта система должна быть обязательно бинарной, ведь есть и другие формы.

Ты как гражданин обязан давать обратную связь: что тебе нравится или не нравится. Если нам становится некомфортно от ОСМС, ЕНПФ, «автобусных сборов» - мы ее даем, эту обратную связь. И это не оппонирование, не протест, а нормальная реакция. Я убежден, что давать обратную связь, выражать своё мнение – это гражданский долг сознательных членов общества. Однако большинство априори занимается своими делами, и ему нет никакого дела до обсуждаемых нами тонкостей. И это реальность, которую остаётся принимать.

- Тут мы полагаемся на добрую волю «регуляторов» нашей жизни. Они могут прислушаться к «обратной связи». А могут и не прислушаться.

- Здесь еще одна развилка. Я твердо убежден, что подавляющая часть правительства – премьер, вице-премьеры, министры – здравомыслящие, этичные и компетентные люди.

Читайте также
Суды и законы живут в разных измерениях

- А как в кучу соберутся…

- Это интересный феномен… По отдельности с каждым из них беседуешь – и не находишь ни одной точки противоречия: он соглашается, всё понимает и готов что-то делать. Никто из них не будет спорить со здравым смыслом. И история ОСМС стала для меня очередным подтверждением этому. Все умные и достойные люди, но случилась «коллективная глупость»: у семи нянек дитя без глазу. Это неудобно признавать, но приходится. Потому что есть здравый смысл, который стал очевиден. После наших дебатов (с главой Минздрава Елжаном БИРТАНОВЫМ. – Ред.) в том числе, но не только благодаря им. И пошла же реакция. Со здравым смыслом спорить не будут точно. И я знаю, что нет такого: мы правы, а они не правы. У них тоже есть свои резоны, к которым надо прислушиваться. Ты должен поставить себя на их место и понимать: у них тоже есть свои стейкхолдеры (держатели акций. – Ред.), они должны слушать, что скажут справа, слева, сверху, снизу и всё взвешивать.

Анекдот в тему

- Напоследок расскажу вам анекдот, который, возможно, имеет отношение к теме нашего разговора.

«У пожарного спрашивают, нравится ли ему его профессия. «Прекрасная работа! – отвечает. – Оклад хороший, квартальные премии, тринадцатая зарплата. Смена – через двое суток на третьи. Служебную форму выдали. В красном уголке - телевизор. Диван в дежурке мягкий, удобный: спи не хочу. Но как пожар – хоть увольняйся!»

- (Смеется.) Это мой любимый анекдот.

Фото со страницы Рахима ОШАКБАЕВА в Facebook.

Загрузка...
Мага 2017-11-16 11:10:35
6
На парковке, у входа, у каждого эскалатора стоят красавцы железнодорожники в униформе. Зарплаты копеечные но за вязки лезут в КТЖ. Иногда нужны мне грузчики и уже с Сейфулина не беру. Там стоят наши казахи и за 7 штук разгружать целый день не хотят. Еду на Алтын Орду, беру узбеков, без лишних вопросов все делают.
Мага 2017-11-16 11:10:32
8
То что воруют ладно, но за эти годы и народ перестал работать. Развратили до такой степени, что никто из местных не желает толком работать. Производительность труда в 10 раз меньше чем в развитых странах. Этим летом был в Париже и на железнодорожном вокзале не увидел ни одного железнодорожника. Лишь электронные табло и автоматы. Потом в Астане попал на новый вокзал Нурлы Жол.
Джамшид 2017-11-16 09:57:04
15
"...у них тоже есть свои stakeholder’ы..." - вот именно, они обслуживающий персонал, но не народа, а о очень узкой группкы. Вышла новость про хату €65 млн. – все молчат, так как знают кто купил)) Прокуратор Казахии так и сказал: «знаю, но больше не спрашивайте, не подставляйте меня». Одного прошу - разворуйте поскорее все что есть, до последнего. Только когда всё будет разворован и ничего не останется начнем работать. Но страна богатая, воровать еще лет 40, значит будем наблюдать всю эту картину
асашай 2017-11-16 11:03:44
8
Вся наша жизнь есть "социально-правовой эксперимент"! "...депутатов, которые должны компетентно и напористо отстаивать интересы избирателей" оказалось всего трое на весь корпус! Вот вам и АРВ избирательной системы по партийным спискам! Бендукидзе прав для своей страны т.к. они преодолели важный рубеж, для наших органов подходит фактор описываемый как синдром (принцип) Питера Лоуренса!
Алексей 2017-11-16 12:07:45
6
Бинарность жок! Начало: "я понял, что в 99 процентах случаев всё, что там есть, объясняется человеческой глупостью, страхом, ленью или жадностью" Конец: "Я твердо убежден, что подавляющая часть правительства – премьер, вице-премьеры, министры – здравомыслящие, этичные и компетентные люди"
M. Freeman 2017-11-16 12:37:20
8
Отличное интервью! ... И всё это потому, что сами не знали - какое же государство они хотели построить? На словах декларировали одно, а получилось - всё равно авторитаарное. :) А теперь не знают, что делать и как исправлять.
M. Freeman 2017-11-16 12:42:51
8
Из статьи: "Вы старше и опытнее меня и наверняка лучше понимаете жизнь". //// У молодого человека одни преимущества, у пожилого - другие. В настоящее время в результате многолетних исследований достаточно точно установлено, что после 50-ти - 60-ти мозг работает гораздо лучше в части поиска и переработки вариантов РЕАЛИЗАЦИИ ЗАДУМАННОГО, 70 лет - высшая точка развития мозга. Ну а дальше - увы ... хотя бывают и исключения.
Реалист 2017-11-16 13:33:09
4
ДЖАМШИД 09:57 "воровать еще лет 40, значит будем наблюдать всю эту картину" \\\\ Выход есть всегда. И выход этот очевиден. Неужели в Казахстане никому не интересно поставить перед собой достойную Цель и идти к ней? Неужели даже такая малость требует мужества? Даже не мужества, а элементарного здравого смысла, которым обладал Каха Бендукидзе.
Омар 2017-11-16 13:58:51
0
Вероятно, у нас нет надлежащего органа следящего за точным и единообразным применением нормы требований законодательства республики.
Ерлан Дарменов 2017-11-16 15:36:11
0
Когда коту делать нечего...
министр энергетики
- Есть круче анекдот. Министр энергетики вызывает к себе своего зама и говорит: "Ты понимаешь, почему цена на бензин поднялась?". Тот отвечает: "Потому что себестоимость поднялась, из России импортировали и так далее". А министр ему: "Объяснить я и сам могу. Я понять не могу".
Щедрые турецкие друзья Жансеита Туймебаева
На чем летает аким ЮКО?
Талгат Мусабаев: Только казахи, выпив водки, дают бата
Сенаторы узнали, как борются с терроризмом в Казахстане
Профсоюз ручной, но шахтёры-то дикие!
Чем занимался профсоюз? Рассказывал в министерстве байки, что благодаря его неустанному взаимодействию с шахтёрами гасятся протестные настроения?
Акимов опять хотят поделить на фаворитов и аутсайдеров
Казахстанцам нужны не мифические рейтинги успехов и провалов, формируемые в Астане, а конкретные результаты работы акимов и местных органов власти
День Бенезависимости
История одной фотографии
Плетенье чепухи: Аул моей юности
Ratel.kz продолжает публикацию знаменитых записок «Плетенье чепухи» Герольда Бельгера, не увидевших свет при жизни писателя
До связи, Ген… До связи
Анна Устинова о своем супруге Геннадии Бендицком
Геннадий Бендицкий. Избранное. Семейный подряд министра Токаева
Ratel.kz предлагает ретроспективу лучших материалов Геннадия Бендицкого, опубликованных в разные годы в газете «Время»
Как невесты становились женами
Ермек Турсунов продолжает публиковать заметки из нового цикла «Возвращение домой» о казахских обычаях, традициях, обрядах и ритуалах
Лондонская сырость больше не котируется в астанинском смоге
Наши чиновники убедились, что принятые на Лондонской бирже стандарты корпоративного управления имеют мало общего с «бизнесом по-казахски»
Беня знает за облаву
Журналист Зарина Ахматова - о Геннадии Бендицком
Геннадий Бендицкий: У меня не бывает заказных статей
Публикуем интервью, который Геннадий Бендицкий дал Алишеру Еликбаеву в 2012 году
Мы им нужны. А они нам зачем?
Наше общество - объект «заботы», управления и контроля, а не субъект политики и принятия решений. У нас один-единственный субъект – власть
Веревка для шахтёра
После девальвации тенге жизнь хозяев карагандинских шахт снова стала упоительна и прекрасна, а про рабочих они забыли
Стоит ли спасать проблемные банки?
Важнейшая задача государства – поддерживать доверие населения, бизнеса, общества в целом к банковской системе
Педагогическая поэма
Папе девяносто лет. У него почти нет зрения и слуха. Он не слышит ни этой глупости и не видит этой тупости. Маразма, который простирается вокруг
Новый скандал на Хоргосе
Почему на приграничной территории перестают работать законы
Не смейтесь над Байбеком
Напрасно аким Алматы оказался мишенью всех шутников страны
Хрен всё знает
В социальных сетях появились фотографии некоего продуктового набора якобы стоимостью 500 тенге с биркой «Ланч Байбек»
Ставка больше, чем жизнь
Почему банки не выдают кредиты
Лживый рынок молочной продукции
Как проверить молоко из холодильника на «натуральность»
«Дружеское закрытие глаз» ценой $163 млн
Почему на границе Казахстана и Кыргызстана многокилометровый затор
Даниил Кислов: Гульнара Каримова не просто злодейка, на которую можно повесить все грехи
Если Шавкат Мирзиёев хочет в самом деле реформировать политику и экономику своей страны, то одними "разоблачениями" дочери экс-президента тут не обойтись
Сергей Уткин: Зачем воин-папа подставил своего ребёнка
Давить на суд и прочих должностных лиц обществу можно и нужно, а вот экс-министру, использующему свои связи во властных структурах, категорически нельзя
Немецкий инвестор разочарован в Казахстане из-за Какимжанова
Гюнтер Папенбург направил генеральному прокурору Казахстана Жакипу Асанову письмо, в котором просит разобраться в закрытии расследования против экс-министра
В пригороде Павлодара переименуют 69 улиц
- Думаю, что в Алматы не помешало бы назвать одну из улиц в честь Бендицкого, ведь Геннадий ни разу не запятнал имя честного журналиста, боролся и помогал простым людям, высвечивал и выпячивал взяточников и коррупционеров! Геннадий действительно был яркой личностью и ярким журналистом который не давал проходу ворам, проходимцам засевшим в кабинетах власти! Думаю такая улица многим простым гражданам пришлась бы по душе!
Умер Геннадий Бендицкий
- Он не только был талантливым журналистом, он был настоящим юристом, аналитиком... и настоящим Батыром! Не верится что его подвел здоровья, нужно сделать вскрытия на должном уровне, не отравили ли его, так называемые ничтожные люди , про которых он писал, Почему то это дурацкая мысль не выходить из головы, как слышала эту печальную новость. Он был незаменим, такого журналиста больше нет! Генадий про Вас и про Ваших статьей никогда не забуду! Как жаль...
Как правильно уничтожить рыночную экономику
- Чтобы уничтожить экономику - достаточно вынести неправосудное решение суда и формально ликвидировать работоспособных предприятий, и без террористов разрушат до основания.
Ашаршылық. Искусство забвения
- Гульнар, меня не отпускает Ваш рассказ. Впервые признание о людоедстве ( страшно писать это слово, но другим его не заменишь). В нашей семье тоже есть такой рассказ, менее трагичен, но связан именно с этим ужасом. Пару лет назад я его тоже описала на странице одного издания, должна была это сделать. Много свидетельств ушло безвозвратно, жертвам нелегки эти признания. Да и не поощрялось. Думаю, и вам непросто было найти слова. Вы молодец.
Государство не смогло забрать у сестры Бергея Рыскалиева гостиницу
- Говорят Кина нет!Чем не кино?Братьев награждали орденами.Управляли они областью с нефтеперерабатывающим заводом, а дорог асфальтированных в той стороне вообще нет,только в городе. Прикрол,что еще один олигарх сидит пьет свое иссыкское вино. деньги получил на строительство дороги,аони закончились еще на стадии покрытия.Как считали,как он выиграл тендер? Зато сми должны уплатить 55 млн за моральный и за какой-то материальный ущерб. Многосерийное кино